Версия для слабовидящих


17.01.2018
Фонд защиты прав дольщиков теперь и в Воронеже.

16.01.2018
Информационное сообщение об итогах еженедельного оперативного совещания от 15.01.2018

Туристский информационный портал Воронежской области

Меридион надежды

телемост

Ярмарка бизнес-проектов

Атмосферу стабильности создаём мы сами


Атмосферу стабильности создаём мы сами (28.12.2017)

«Атмосферу стабильности создаём мы сами»

25 декабря 2017, 19:00
Фото Михаила Вязового ("Коммуна")

В редакцию пришёл депутат Государственной Думы РФ Андрей Марков. Об этой встрече мы договаривались ещё в те дни, когда «Коммуна» торжественно отмечала своё 100-летие.

Общение носило неформальный дружеский характер. А темы были затронуты самые злободневные. Те, которые привозят из командировок в районы «коммуновцы», и, конечно, те, что проходят через острые обсуждения на парламентских пленарных заседаниях.

Оптика, через которую смотрят на одни и те же проблемы жители глубинки и люди из высоких кабинетов власти – разная. И первым делом мы не могли не спросить нашего гостя, что изменилось более чем за год депутатской работы в его восприятии жизни.

Ответ Андрея Маркова был дипломатичным: «Да, круг общения иной. Но со всеми представителями депутатского корпуса можно найти общий язык. Да, я особенно от земли и не отрывался. Часто приезжаю в Воронеж, обязательно бываю в тех сельских районах, от которых избирался. В каком-то смысле, считаю их местом силы. И в этом плане солидарен с нашим губернатором, для которого это неоспоримый факт. В глубинке живут уникальные люди… Да и сам Воронеж – прекрасный город. Комфортный, чистый. Воронежцы удивятся, но в сравнении с Москвой это так. Воздуха здесь больше».

– Андрей Павлович, а что касается депутатской работы… Довольны ли вы её результатами?

– Никогда нельзя быть довольным результатами. Особенно новому депутату, работающему в Государственной Думе – органе, принимающем коллегиальные решения. Вначале ищешь и находишь единомышленников, учишься ставить и обсуждать важные вопросы. И здесь у новичков рождается понимание, что и наши голоса слышны, они не потерялись в общей массе.

– Вы хорошо сказали, что вроде никуда и не уезжали и в курсе того, чем живут сельские районы Воронежской области. Неосторожная реплика мэра Собянина о 15 миллионах лишних людей на селе резанула по живому. О чём она?

– Сразу поясню: слово «лишние» здесь так и надо воспринимать – в кавычках. Речь шла скорее о тех экономических и связанных с ними демографических процессах, которые происходят в стране. И я полагаю, что причины сокращения населения в сельской местности в основном производственные. Если раньше пять тысяч гектаров земли обрабатывал колхоз численностью 300-400 работников, то теперь с этим справляются 15 человек и два условных комбайна «John Deere».
Очевидно, что прежнее количество людей для производства сельхозпродукции уже не нужно. И что происходит дальше? Невостребованные на селе люди едут за работой в ту же Москву. В результате несколько крупнейших городов России сегодня представляют собой мощные конгломерации, затягивающие, словно в воронку, сотни тысяч жителей российской глубинки. Этот процесс – следствие экономической и социальной ситуации, в которой мы живём. И в то же время для нашей территории, для решения задач, которые стоят перед страной, у нас катастрофически мало людей.

– Но чем тогда занять население, особенно на территориях, куда пришли агрохолдинги с их индустриальным подходом к сельскому труду?

– Сельская территория должна развиваться за счет других драйверов, и в конечном итоге – за счёт комфорта жизни. Я, например, против густонаселённых городских агломераций. А чтобы у людей было желание жить в сёлах, надо развивать там инфраструктуру, делать комфортным транспортное сообщение и т.д. И, конечно, надо развивать на селе производство, давать свободу частному бизнесу – сыроварам, пекарям и т.д. Так, как это происходит в Европе.

– Чтобы было как в Европе, нужен принципиально другой подход к малому бизнесу, который сегодня щиплет всякий, кому не лень. А ещё – справедливые налоги…

– Насчёт налогов – согласен. Я сторонник прогрессивного подоходного налога. В Госдуме РФ три фракции пытались внести в повестку эту тему. К сожалению, она не нашла поддержки. Спросите, почему? Потому что большая часть элиты не готова поступиться ни копейкой. Потому что наша налоговая система на это не настроена. Есть проблема: подоходный налог платится в местный и региональный бюджет. И даже если допустить, что закон о прогрессивном налоге будет принят, кто получит плюс? Москва. Значит, вначале надо серьёзно менять налоговую систему.

– А какие границы для прогрессивного налога определили бы вы?

– По мне, так при ежемесячном доходе ниже 150 тысяч рублей, налог может быть прежним – 13 процентов. А дальше – расти по прогрессивной шкале. Потому что это вопрос справедливости, вопрос ответственности элиты за свою страну.

– Возвращаясь к теме демографии, выскажите своё мнение по поводу замораживания материнского капитала. Разве это будет способствовать улучшению демографической ситуации?

– Да, не секрет, что сегодня мы резко падаем в плане демографии: цифры смертности по-прежнему обгоняют показатели рождаемости. О демографической вилке постоянно напоминает Президент РФ Владимир Путин, указывая на необходимость комплексного подхода к решению проблемы. И здесь одна из её важных сторон, я так считаю, невозможность людей улучшить свои жилищные условия. Поэтому ипотека молодым семьям под шесть процентов годовых при господдержке, – правильное решение. Активизация продаж жилья молодёжи потянет за собой и развитие строительной отрасли. Следом подтянутся ещё 16 связанных со строительством отраслей. Значит, эффект будет.

– Это мы снова вернулись в город. А что можно сказать о ситуации на селе?

– Демография улучшится, если будет то, о чём мы говорили, – комфортные условия для жизни и рабочие места. Пока одновременно создавать и то, и другое получается далеко не у всех глав районов и действующих на их территориях хозяйственников. В 90-е годы ещё были так называемые «красные директора». Мощь их заключалась в том, что в советские времена они возглавляли крупные предприятия, где были не просто эффективными менеджерами, а и ответственными за социальную сферу, включая медицину, образование, спорт, детский отдых и многое другое.

Они глубоко знали людей и далеко смотрели. Но, увы, и они не смогли удержать всё под натиском новых времен. Сейчас в нашем регионе есть единичные примеры государственного подхода к ведению дел. Такой человек-глыба, как Николай Ольшанский, сам пришёл к губернатору с программой помощи территориям, где расположены его сельхозпредприятия.

При поддержке областного бюджета и на деньги от бизнеса Николая Михайловича там ремонтируются и строятся дома культуры, больницы, школы, ФАПы. И опыт Группы Компаний «АгротехГарант» в этом вопросе тоже мощный, его стоит изучать и перенимать. Люди понимают: их бизнес ни на год или два, значит, надо поддерживать тех, чьим трудом создаётся капитал, делать их жизнь комфортной.

– Сейчас в районных администрациях идёт смена руководителей. Приходят люди другого поколения. Развивается тема о неизбежной смене стиля управления, об «эффективных менеджерах» вместо традиционных глав. Что вы об этом думаете?

– Что происходит с эффективным менеджментом? Вот вам печальный пример: очередной космический спутник мы снова потеряли. Моё мнение: успех любого дела, расцвет территории связан с личностью руководителя. Глава района находится в пространстве сложных человеческих взаимоотношений. Значит, нужно уметь решать проблемы, тонко дирижировать процессами, никого не обижая, при этом настраивать сообщество на совместную работу. К слову, считаю, выборный процесс – лучшая проверка кандидатов на профпригодность. Именно тогда и проявляются те компетенции, которые нужны будущему руководителю района: умение сопоставлять интересы, объяснять, увлекать за собой и достигать стратегических целей.

– Это ваше напутствие главам районов?

– Наверное, основной совет – избегать конфликтных ситуаций. И для этого создавать атмосферу доверия, привлекать к сотрудничеству руководителей предприятий, нормально контактировать с представителями вышестоящих инстанций, и всегда чувствовать и отстаивать плюсы своей территории.

– Что можно считать таким плюсом? Вес в экономике области?

– Не только. У нас 32 района, и каждый имеет свои особенности, свой потенциал. Например, в Воробьёвке, которую я недавно посещал, развито фермерство. Это говорит о большой самостоятельности. Складывается впечатление, что и во многих районах Воронежской области есть всё, чтобы уверенно развиваться при минимальном государственном вмешательстве и незначительном контроле. Кстати, такая самостоятельность воробьёвцев, петропавловцев, верхнемамонцев и многих других выливается в огромное количество общественных инициатив. Они направлены на благоустройство, и важно, что жители сами хотят для себя это делать. Примеры – музей в Воробьёвке, парк Ломы, куда на фестивали съезжается полРоссии. Или ТОС «Нижнее», сделавший сквер «Воинской славы», где теперь проходят праздники. Для многих общественников проекты ТОС это очень символические вещи, связывающие людей с малой родиной: видовая площадка, Парк влюблённых, родник, мельница… У людей есть внутренняя энергия жить, и они делают хорошее для себя, может быть, и, не рассчитывая на помощь со стороны государства. Главное, это не заорганизовать, не забюрократизировать.

– Как депутат вы, наверняка, подмечаете не только плюсы, но и минусы. Что является проблемой развития территорий?

– То, что им не хватает собственных ресурсов. Всё заработанное внутри района уходит за его пределы, и лишь спустя определённое время возвращается в строго ограниченном виде. А это неправильно. Когда в районных администрациях будут сами планировать свои финансы и грамотно ими управлять, это ускорит естественный отбор: сформируется пул стратегически мыслящих, авторитетных у земляков руководителей. А если главы продолжат рассчитывать на то, что всё решат наверху, и уже потом им что-то там дадут, это не выработает у них тех качеств, которые остро нужны всем руководителям, чтобы преодолеть отставание в экономике, социальном устройстве и т.д.

– Отстаём, потому что мало самостоятельности у глав районов?

– В том числе потому, что у них мало возможностей для принятия самостоятельных решений. И это касается не только глав районов. У нас мало самостоятельно мыслящих профессионалов-гуманитариев, готовых широко охватить и проанализировать сложившиеся общественные отношения.

В связи с этим у «коммуновцев» возник закономерный вопрос, как это связать с сокращением мест на гуманитарных факультетах крупных воронежских вузов. По мнению Андрея Маркова, здесь важно не торопиться с выводами, и понимать необходимость разумного баланса инженерно-технических и гуманитарных специальностей. В каждом конкретном вузе этот баланс находят, принимая в расчёт и экономические показатели. Но всё-таки любую спорную ситуацию решать лучше при помощи диалога.

– Для этого необходимо серьёзно переосмыслить наш сегодняшний день…

– А без этого переосмысления сложно строить будущее. Необходимость в таком процессе назрела. Те кричащие мнения, что долетают из телевизора, – мракобесные. Там даже манера, в которой идёт обсуждение важнейших для будущего страны вопросов, уже токсична. Нельзя всё превращать в крик. Надо выстраивать диалог, находить аргументы, вести дискуссию. Не время конфликтовать, время договариваться и объединяться.

– Но ведь конфликт заложен в самую основу нашей жизни – несправедливое распределение ресурсов. Сверхбедные никогда не договорятся со сверхбогатыми.

– Уверен, им придётся это сделать. Здесь важен поиск разумной неконфликтной позиции. Самое страшное, что может произойти в нашем обществе, это повторение бездумного жуткого раскола. Мы провожаем год столетия Октябрьской революции, вспоминаем связанные с ней события. В том числе деятельность так называемых комитетов бедноты, грабивших и уничтожавших то, что не ими было создано.

Убили тех, кого считали классовыми врагами, растащили и порушили созданные поколениями соотечественников ценности. И что дальше? Погрузились в войну и голод, потому что не стало ни тех людей, которые умели сеять, ни того зерна, которое можно бросить в землю. Вот опасность, которая должна нас сдерживать. А опасность увеличения разрыва между сверхбогатыми и остальным населением России, она есть. Уже сейчас эта цифра критическая.

– Андрей Павлович, когда вы начинали свою избирательную кампанию, говорили, что в обществе есть запрос на справедливость. Сегодня у людей есть и запрос на понимание будущего страны. Тем более в нынешней нестабильной ситуации. Каким вы его видите?

– Бываю за границей. У них есть такое понятие, как семейный бизнес. Его ведут по 100-150 лет, передают от поколения к поколению. В небольших городках один шьёт обувь, другой печёт булочки. За день в ту же булочную приходит сотня живущих рядом покупателей. По сложившейся традиции они купили у соседа хлеб, а он приобрёл у них сыр, обувь и т.д. При этом все хорошо живут. Делаем вывод: они договорились между собой жить хорошо. И они же диктуют государству, как оно должно к ним относиться. Я это к тому, что стабильность и определённость будущего – она рождается между нами. И здесь многое зависит не столько от решений политической власти, сколько от того, как мы сами создаём ту атмосферу, которая станет основой нашей стабильности.

Дата создания: 28.12.2017 09:01

Дата последнего изменения: 28.12.2017 09:01